13:27 

Драбблы с феста

grachonok
На "Посиделки на Излом" я в итоге написал два драббла. Планировал больше, но случились зубы (и нет, они все еще не кончились:(). Собственно, драбблы.

Маяк, дженовый постканонный вальдмеер, по сути можно считать третьей частью к моим предыдущим вканонным драбблам.

Хексберг, лето 1 Круга Ветра
Смешно — поначалу они даже не приняли это землетрясение всерьез. Ну что серьезного может случиться, если Излом Эпох уже миновал? Конечно, поднятая волна могла всё побережье смыть прямиком в Закат, но обошлось же. Талигойский флот потерял с десяток линеалов, стоявших на рейде, в Метхенберг разнесло пристань, а людских потерь и не было почти, особенно если сравнивать с минувшим годом. А потом они вышли в море и обнаружили скалы. Точно на морской границе Талига и Дриксен, словно кто с угломером в руках старался.
Альмейда был в столице на коронации, и в докладе начальству Ротгер в выражениях не стеснялся. «На этих скалах нужен хороший маяк, иначе у нас в Устричном только рыбацкие баркасы будут плавать». С той стороны это понимали не хуже, переговоры начались почти сразу… но из пустого в порожнее переливать будут еще долго. Мирному договору всего-то несколько месяцев, а тут маяк в спорных водах, так сразу не договоришься. Но договориться придется, выхода у них другого нет. И скоро, скоро все упрется в человека, которого можно будет поставить на этот будущий маяк. И Ротгер знал имя, которое устроит всех. И фок Ренберга, командующего тем, что осталось от флота Кесарии, и Альмейду. Альмиранте, конечно, зубами будет скрипеть так, что в Багряных землях услышат, но согласится. А вот как уговорить самого Ледяного…
Ротгер Вальдес стоял перед дверью в одну из гостевых спален собственного дома и думал, что тяжелое это дело, воскрешать живых мертвецов. И будь у него хоть на суан меньше упрямства, он бы сдался еще полгода назад. Но маяк — это то, что нужно, должно сработать. Какие бы только слова найти, чтоб его точно услышали?
«По обе стороны границы уже шепчутся, что скалы — это вставший со дна Западный флот, кому, как не вам, его возглавить?» Правда, но не стоит. «Да, ты говорил, что погубил достаточно кораблей и тебе нечего больше делать в море, но теперь корабли нужно спасать!»? «Если вы откажетесь, мы еще год ругаться будем, кого поставить, а пока мы ругаемся, море пустует…»? «Если в Устричное можно будет вернуться, я пойду-таки в кругосветное и оставлю тебя наконец в покое!»?
Бешеный надел на лицо улыбку и решительно шагнул внутрь:
— Отложите свою книгу, Олаф, никуда она от вас не денется, у меня к вам, не поверите, дело.

Устричное море, 63 год Круга Ветра
— Впереди по правому борту огни «Ноордлихт»! — раздался голос впередсмотрящего, и на палубе «Рамиро Отважного» повеяло радостью. Даже капитан — Рамиро Вальдес, почти тезка своему кораблю, — разрешил себе улыбнуться. Теперь аккуратно пройти мимо Изломной Гряды, и они дома.
— Курс на Хексберг и следуйте сигналам!
«Ноордлихт», «Лучес дел Норте», «Северное сияние» — самый знаменитый маяк Устричного моря, один из символов Круга Ветра… Когда огни маяка оказались точно справа, капитан кивнул помощнику, и «Рамиро Отважный» отсалютовал «Ноордлихт». Так, как приветствовал бы дружественный линеал, встреченный в открытом море. Матросское суеверие, давно ставшее традицией — что бы ни писали на картах и в учебниках, для любого, кто выходил в Устричное море, Изломная Гряда была эскадрой, а «Сияние» — ее флагманом. Легенд и сказок о том, откуда здесь возникла эта каменная эскадра, среди морского братства ходило множество, одна красивее — или страшнее — другой, но любимой среди них у Рамиро даже в детстве не было. Почему-то он всегда предпочитал реальную историю…
В официальных хрониках писали просто: «Скальная гряда возникла в Устричном море в результате землетрясения на Изломе Круга Скал. Согласно одному из пунктов мирного договора между Королевством Талиг и Кесарией Дриксен, на Изломной Гряде был поставлен маяк с совместным талигойско-дриксенским экипажем под командованием адмирала цур зее в отставке Олафа Кальдмеера». Скупые, сухие, скучные строки — но за ними можно было разглядеть историю куда интереснее и драматичнее всех сказок и легенд.
Главное — знать, куда смотреть, а это не так и сложно, когда ты носишь фамилию Вальдес. Когда в непогожие дни путаешься под ногами у матери, пока та разбирает семейную переписку. Когда дядя и старший кузен, регулярно отбывающие то или иное наказание в архивах адмиралтейства, всегда рады взять тебя с собой и не обращают внимания, если ты суешь нос в документы начала Круга. Когда ты знаешь, за каким креслом спрятаться в большой гостиной, чтобы старшие не заметили и не прогнали со своих посиделок. Когда старые слуги тебя любят и балуют, и не увиливают от расспросов, и даже готовы рассказать, почему одна из гостевых спален в доме всегда поддерживается в образцовом порядке — и никогда не бывает занята.

Увы, Рамиро родился поздно, он не застал в живых ни Бешеного, ни первого командира (даже у сухопутных хронистов язык не поворачивался сказать «смотрителя») «Ноордлихт», но на маяке он мальчишкой был. Адмиральских портретов там не нашлось, как и дома, но была картина, написанная кем-то из талигойской части первой команды. «Возвращение». Корабль, идущий в луче от «Сияния», был без имени, но «Астэра» узнавалась и так.
В порту говорили, что «Астэра» в начале Круга повадилась возвращаться в Хексберг недели на две раньше своего адмирала — линеалы ведь не могли подходить близко к маяку. Говорили, что случалось и вовсе неслыханное — Изломы, когда Бешеного не видели на горе, но ведьмы не обижались. Говорили… но это уже тоже была легенда.

Изломная Гряда осталась за спиной, стихший было ветер вновь наполнил паруса. И если капитану Рамиро Вальдесу в этом ветре слышался не смех кэцхен, а совсем другие голоса — то это было его личное дело.


Театр, вдохновлено заявкой, Валентин, Лионель, Марсель и другие, джен.

Марселю Валме, экстерриору спасаемого всеми-кто-не-успел-вовремя-увернуться Талига, последние годы нечасто доводилось наслаждаться театральными представлениями. Личного времени у него было исчезающе мало — как у всех «спасателей» — и тратить его Марсель предпочитал на хороших друзей и красивых женщин. Конечно, служебные обязанности дипломата предполагали посещение событий из мира искусств, но обычно все подходящие по статусу «события» были унылы до крайности. С другой стороны, те же служебные обязанности подчас предоставляли совершенно неожиданные возможности.

Например, сейчас, на заседании Большого Совета, Марсель искренне наслаждался драмой под названием «Противостояние Валентина Придда и Лионеля Савиньяка». По половине обсуждавшихся на совете вопросов у господина супрема и господина кансилльера оказались прямо противоположные мнения, и обстановка накалялась с каждой минутой. Хотя нет, — одернул самого себя Марсель, — «накалялась» — это неудачная метафора, непозволительно неточная для поэта и дипломата. Обстановка стремительно леденела, драпировки в зале покрывались серебристыми узорами, по воздуху летали ледяные иглы, как в старой бергерской сказке. На лицах некоторых из присутствующих отчетливо читалось желание спрятаться под стол от греха подальше, и Марсель их вполне понимал.
Честно говоря, случись этот совет неделей раньше, Марсель бы тоже переживал, нервничал и злился. Злился бы, естественно, на господина регента, как в похожих ситуациях в первые месяцы Круга Ветра: «У тебя сейчас ближайшие соратники вцепятся друг другу в глотки, а тебя это забавляет

Да, Марсель бы тоже принял происходящее за чистую монету — если бы не вечер, проведенный третьего дня в особняке на площади Оленя в очень узком кругу. Вот там Марсель имел удовольствие наблюдать, как на самом деле выглядит серьезный спор между герцогом Приддом и графом Савиньяком по государственным вопросам. Зрелище интересное, местами неожиданное и во всех смыслах поучительное. Жаль, до конца досмотреть не удалось — Эмиль прикрикнул на обоих, что для служебных дел есть служебные же кабинеты, а дома с друзьями за карточным столом стоит обсуждать более приятные вещи. Спорное утверждение, конечно, но что взять с военного.
После того вечера Марсель с уверенностью мог сказать — сейчас господа работали на публику. Знать бы еще, это они для кого-то конкретного стараются или так, вообще? Марсель, конечно, в Олларию в последний год заглядывал редко, но, если б назревал серьезный заговор, он бы все же знал. Видимо, просто упреждающие меры: всем желающим расшатать трон Его Величества Карла (или регентское кресло герцога Алва) заботливо напоминали, в какую именно трещину нужно вбивать клин. А желающие найдутся непременно, они всегда находятся. Интересно, когда высшее талигойское дворянство сообразит, что их дурачат? Лет через шестнадцать, когда следующее поколение начнет разбредаться по эрам и заключать помолвки?

Тем временем представление вышло на кульминацию и, спустя еще три выпада, закончилось. Марсель, сдерживая желание зааплодировать, оглядел окружающих — и поймал себя на очень любопытной мысли. «Так, а господин регент-то у нас осведомлен, что „два смертельных врага в одной упряжке“ — это уже несколько не соответствует истине?» У Савиньяков Рокэ третьего дня не был, и, судя по его реакции сейчас… Очень могло быть, что представление было рассчитано и на него тоже. С господ актеров бы сталось: Лионель после изломных событий относился к родичу и другу детства, как бы это сказать... без особого пиетета, а герцог Придд, если вспомнить, всегда обладал своеобразным чувством юмора. Марсель мысленно усмехнулся — что ж, так даже интереснее. Надо будет осторожно всё разузнать — и подыграть по возможности. Господину регенту пойдет исключительно на пользу.





@темы: ОЭ, тексты

URL
Комментарии
2017-01-16 в 14:18 

Частый Гость
Нравятся ваши истории))
А в "Театре" даже стало жалко Алву: спелись три интригана против господина регента ))

2017-01-16 в 14:28 

Hazycat
Одна кошка – это ровно половина Вечности.
Отлично получилось!
Но что-то мне кажется, я их не видела раньше... :hmm:

2017-01-16 в 14:49 

grachonok
Частый Гость, спасибо!
Ничего, господину регенту не повредит, главное, не скучно:).

Hazycat, мррр!
Не видела, я ж их писал/вешал в окрестности НГ:).

URL
2017-01-16 в 15:08 

Scrutinizer
Спасибо!

2017-01-16 в 21:33 

Terkada
Нас море разделить не сможет // ни шёпот волн, ни грохот льдин // Одна судьба, и ясень тоже // один.
"Маяк" был очень милый, хочу поблагодарить ещё раз))

2017-05-13 в 23:53 

megaenjoy
Только сейчас обнаружила эту прелесть "Маяк". Спасибо вам огромное! (и за предыдущие драбблы про них)

Я сейчас в срочном порядке собираю вальдмеерные фики, где ХЭ, или даже совсем без него - но там, где им не все равно и есть хоть какая-то надежда. Только это и остается.

2017-05-14 в 00:14 

grachonok
megaenjoy, пожалуйста!
у меня в канонном сетинге больше нет ничего, только АУшки, но вот два моих любимых на тему:
aeterna-fest.diary.ru/p159218705.htm (тут грустно, но светло)
neweternafest.diary.ru/p207701726.htm (тут ваще все хорошо, вторая часть с рейтингом)

URL
2017-05-14 в 00:25 

megaenjoy
Спасибо! Да и аушки бывают еще лучше даже:)

Вторую знаю давно, это просто мой личный рай :heart::heart:

   

Запасная жердочка

главная