23:12 

Скааазочку....

Чёрный Грач
Осень, Самайн на носу, самое время сказки рассказывать. Сказочка про драконов, она же фэнтэзи-АУшка. В главных ролях, как обычно, Савиньяки и Придды, Придды на этот раз в нечеловеческом облике.
Джен, мимими и немного ангста.




— Значит, так, — Эмиль оглядел собравшийся вокруг стола отряд. — Нам нужно в Хексберг, и мы должны быть в Храме Воздуха на тамошней горе не позднее Осеннего Излома. Отсюда поедем напрямик, через Придду.
В ответ раздались ожидаемые возгласы удивления, но задать вопрос первым решился Герард, новичок в отряде и самый младший:
— Через Придду, капитан? Но там ведь…
— Что, полный хаос и нечисть на каждом шагу? Если это может стать помехой для отряда из полутора дюжин Охотников, в Хексберг нам точно делать нечего.
Герард покраснел и уставился в пол, Эмилю даже почти стыдно стало — парнишка-то был хороший, и уж в трусости его точно обвинить было нельзя. Но привычку краснеть и смущаться из него надо было выбить, и побыстрее. Росио, неведомо где его подобравший и при первой возможности сплавивший Эмилю, этим почему-то не озаботился.
— Помехой-то не станет, не впервой, — а это уже теньент отряда, Маленький Серж. Маленький — это потому что четыре бье в плечах. С хвостиком.— Но ведь если на всякое чудовище и каждую свору мерзавцев отвлекаться, больно долго выйдет, даже если с трактов не съезжать. А не отвлекаться вы, господин капитан, не умеете, уж простите великодушно.
Эмиль усмехнулся.
— На правду не обижаются. Можно, конечно, через Ноймаринен, а там по реке, или вообще на юг, а потом морем, быстрее будет даже со всеми крюками, да только что на севере, что в южных портах нас каждая собака в лицо знает.
И каждая четвертая из них в курсе, что под неприметной личиной капитана Лэкдэми, командира небольшого отряда наемников, скрывается Эмиль Савиньяк, эорий дома Молний, лучший в Талиге Охотник на чудовищ, брат-близнец кансилльера, родич и близкий друг герцога Алва и прочая, прочая, прочая.
— А.
— Да. Официальная версия гласит, что я остался на юге вместе с Алвой, вот и не надо нам, чтоб в ней сомневались и вспоминали про Хексберг. В Придде у господина Штанцлера сотоварищи шпионов поменьше будет, а даже если они и есть…
— То охотников по ней шляется не меньше, чем чудовищ, — закончил Ариж, один из разведчиков.
— Вот именно. Так что всем выспаться как следует, выезжаем на рассвете. Если что — мы в очередной раз пытаемся разыскать сокровищницу Унда. А я, — тут Эмиль еще раз обвел взглядом своих людей, — честно постараюсь «отвлекаться» только на каждое третье чудовище и каждого пятого мерзавца.
Ребята засмеялись, даже Герард.


До Внутренней Придды они добрались без особых приключений, если и отвлекаясь, то в основном по мелочам. Но стоило пересечь условную границу старых герцогских владений, как в первой же деревне их встретили слухи о «нечисти на руинах». Ко второй деревне невнятная «нечисть» превратилась в «гнездо гарпий на развалинах замка Васспард».
— Что ж, значит, задержимся здесь на недельку, — заключил Серж, и никто из отряда не стал ни спорить, ни шутить. Все прекрасно помнили, что именно при зачистке гнезда гарпий десять лет назад погиб Арно Савиньяк. Не так уж и далеко от Васспарда, в Борне, как раз на границе Придды и Эпинэ.

То, что Эмиль почти всю свою жизнь уничтожал гарпий везде, где на них натыкался, отнюдь не означало, что он собирался лезть куда-то очертя голову без предварительной разведки, тем более, время было. За три дня отряд успел выяснить, что гарпий было не меньше четырех, но вряд ли больше полудюжины, что они уже успели закусить двумя Охотниками-одиночками и одним маленьким отрядом, что окрестные деревни будут рады, помочь более удачливым Охотникам припасами и фуражом, а вот в магистрате ближайшего городка — Рунда — можно будет и золотом разжиться, если головы предъявить. Но кроме интересных и полезных деталей, всплыло и кое-что любопытное. Несколько раз к Охотникам втихаря подходил кто-то из местных жителей — дети и подростки, по большей части, — и вполголоса рассказывал, что у них тут не только гарпии в развалинах живут, но и драконы на озере. Добрые драконы, «вы уж их там не обижайте». Деревенские старейшины на попытки уточнить, если в этих рассказах зерно истины, только плечами пожимали: «Кто ж его знает, господин Охотник, может, и живут. Озеро-то старое, зачарованное, его даже найти не всякому удается».
— А что, разве добрые драконы и правда бывают? — спросил Герард, стоило им выехать к замку.
— Бывают, — ответил ему Серж, — настоящие драконы только добрыми и бывают. Вот только что-то не верится, что в Придде можно хоть одного встретить.
Эмиль в это тоже не верил:
— Да скорее всего, найери иллюзиями развлекаются. Или еще кто. Закончим на развалинах, доедем до озера, поглядим.

Развалины встретили их не зловещей тишиной и не откровенной засадой, но ожесточенной схваткой в воздухе. Конечно, гарпиям случалось и между собой драться — за добычу или во время брачного сезона, но здесь четыре атаковали кого-то одного. И гарпией этот кто-то явно не был.
— Так, в рассыпную, гарпий отвлечь и стреляем, пятого не трогать, пока не разберемся или сам не нападет!
— Есть!

…Местные жители оказались правы. Так правы, что хотелось ругаться и проклинать всё на свете. Пенья, морской дракон — последнего видели в Придде лет двести назад. И именно после их исчезновения Придда и начала превращаться из процветающей провинции в Леворукий знает что. Их возвращение могло принести надежду — но упавший на землю пенья больше не взлетит. Слишком много ран, а гарпии еще и ядовиты, для драконов — особенно… Будь в отряде Эмиля сам Левий-целитель, и тот ничего бы не смог делать. Если бы сам дракон был хоть чуточку постарше, но молодой же совсем, на человеческий пересчитать — выйдет младше Эмиля: аметист между роговых выступов совсем светлый, и имя на плечевых гребнях только-только оформилось, еле прочитать можно…
— Что же ты не поделил с этими тварями, Юстин? — и какого Леворукого отряд не доехал в эту проклятую дыру хоть на полдня раньше!
«Ты опоздал, сын Молний», — раздалось в голове.
— Да. Прости.
«Ты еще можешь вернуть долг. Там, на озере. Позаботься о нем».
Какой долг, о чем это он? Вроде бы в семейных хрониках ничего не было ни о каких обязательствах дома Савиньяк перед морскими драконами, никаких оказанных услуг… Впрочем, какая разница.
— Да.
«Да», — едва ощутимый вздох, словно дуновение ветра.
Эмиль поднялся с колен и отошел на шаг назад. Это тела гарпий придется жечь полночи, а драконы после смерти возвращаются в родную стихию. Соленая вода впиталась в землю, не успел он досчитать до шестнадцати, только потускневший аметист остался лежать. Эмиль сглотнул, обернулся и увидел замерший в отдалении отряд.
— Чистые бинты у нас есть? Которые не понадобятся прямо сегодня?
— Должны быть, капитан, — ответил Герард, и, не дожидаясь приказа, метнулся к лошадям. Молодец.
…Аметист точно нужно было вернуть в озеро, и не оскверненным. А там, на озере, может, станет ясно, о ком это он только что пообещал позаботиться.



Неподалеку от озера — где-то в половине хорны — обнаружились следы жилья. Небольшой дом из камней был сложен явно давно, но на совесть; от крыши, конечно, остались одни воспоминания, но мусор внутри был в основном природный. Очаг, похоже, был цел, а чуть поодаль бил на удивление чистый ключ — воду можно было пить, не очищая ни вином, ни заклинаниями.
— Здесь меня и подождете, дальше я пешком и один.
— Капитан, — осторожно спросил Серж, — вы уверены?
Эмиль чуть не выругался, но решил все же пояснить. Хотя бы для Герарда, остальные-то вроде сами должны понимать.
— В озере, где жил пенья, никакая нечисть водиться не может. А не-нечисть лучше лишний раз не раздражать. Всё, приказы не обсуждаются.

…Волшебных существ в Кэртиане жило много, и к людям вообще они относились по-разному, но вот Охотников на чудовищ не жаловал ни один вид. Драконы и им подобные, конечно, первыми не нападали, но на общение шли только при необходимости, и обычно через посредника. А довериться могли разве что эориям, так что в одиночку у Эмиля еще был шанс выманить обитателя озера, кто бы он ни был.

Озеро в рассветных лучах выглядело настолько красивым и безмятежным, будто не было поблизости ни руин, ни запуганных деревень. Скорее всего, человек с недобрыми намерениями сюда в принципе не мог пройти, так и блуждал бы по окрестностям… Слышно было птиц и плеск рыбы, по берегам росло все то, чему и положено расти, — если бы Эмиль не знал заранее, что здесь жил дракон, точно бы заподозрил хотя бы найери.
Место, где можно было подойти вплотную к воде и при этом в нее не свалиться, не сразу, но удалось найти. Устроившись между подмытыми корнями северной ивы, Эмиль достал из-за пазухи завернутый в бинт аметист и осторожно развернул, чтобы уронить в воду, не коснувшись. Через несколько мгновений вода забулькала, на поверхности появилась сначала тень, потом… Потом пришлось признать, что чудеса все-таки бывают.
Юстин для собственных детенышей был слишком молод, значит, их с самого начала было двое. Только этот совсем мальчишка, подросток — и имя еще не прочитать, и говорить с людьми еще толком не умеет… Хотя это, возможно, от потрясения. Но даже если слов не разобрать, эмоции читались ясно, даже слишком ясно. Горе, ненависть, гнев… много гнева и решимость отомстить, по себе знакомая решимость — и плевать, сколько там врагов и что ты можешь с ними сделать. И должен быть рядом кто-то, кто остановит.
— Этих гарпий уже нет, малыш. Мы добили тех, с кем не справился Юстин, всех. Добили и сожгли.
Эмилю пришлось повторить это трижды, прежде чем его услышали и поняли. Гнев и ненависть растворились, оставив горе, много горя, одиночество и немного страха. И прежде чем Эмиль нашелся, что сказать — а что тут можно сказать? — дракончик ушел обратно под воду.
— И что мне теперь делать?

— И что мы будем делать, капитан? — спросил Серж, когда отряд устроился завтракать на полянке перед домом. — Он один-то выживет?
— Выжить-то выживет, что ему будет, — ответил Эмиль, протягивая миску Жану за добавкой. На здешней воде и приготовленное в очаге, его варево оказалось куда вкуснее, чем обычно. — Только этого мало. Надо, чтобы на крыло встал, и магия в полную силу вошла… Если старших родичей нет, нужен хотя бы Напарник из людей.
— Напарник? — переспросил Герард. У Эмиля рот уже был занят, так что ответил парню Ариж:
— Напарник. Но можешь глазами не сверкать, ты у нас Охотник уже. А тут либо одно, либо другое.
— Угу. — Эх, Робера бы сюда! Лучшие Напарники в Талиге всегда были из рода Эпинэ… У Савиньяков тоже случались, среди младших в роду, но ни у деда, ни у отца братьев не было, а в их поколении… усилием воли Эмиль эту мысль дальше не пустил.
Хотя, если подумать — Напарнику, как и Охотнику, не обязательно рождаться в семье эориев и Лаик заканчивать. Достаточно иметь подходящий нрав, голову на плечах, пару капель древней крови… и оказаться в нужное время в нужном месте.
— Так, делать мы будем вот что. Антуан, и оба Шарло остаются здесь — Антуан, отлежишься со своими царапинами, остальные — сделайте эту лачугу пригодной для жилья. А мы еще раз проедемся по окрестностям — вознаграждение опять же надо собрать, заодно и к людям присмотримся повнимательнее.


В деревнях им не повезло. Нет, там помнили старые легенды, и готовы были, если что, помочь юному дракончику и его будущему хранителю, но никого, кто мог бы стать этим самым хранителем, им не встретилось. Оставалось надеяться на город, тем более, в магистрат за денежной наградой все равно стоило наведаться. Деньги лишними не бывают, и потом, слухи о зачистке гнезда туда все равно рано или поздно дойдут, а Охотники, не требующие награды, — это всегда подозрительно.

Но до магистрата они не доехали. Они вообще не пересекли черту городских ворот, потому что в дюжине бье от них обнаружилась виселица. Добротный такой помост, явно для «многоразового» использования. Прямо сейчас трупов на ней не было, но пятеро мужиков, одетых в то, что при некоторой снисходительности можно было счесть мундирами городской стражи, собирались это исправить. Один из них как раз надевал петлю на шею пареньку лет шестнадцати, не больше, — грязные спутанные волосы, синяк во всю скулу, худой как неизвестно что — ну явно преступник. Очень опасный. У Эмиля зачесались кулаки, и он спиной чувствовал, что и весь отряд думает одно и то же. Повел плечом, отдавая безмолвный приказ молчать и держать себя в руках. В воротах еще два стражника, зеваки на городской стене — не большая помеха, конечно, но лучше сначала попробовать по-другому.
— Что происходит, добрые люди? — спросил он. Громко, чтобы все слышали.
Один из стражников — видимо, главный, — оценив дюжину с лишним вооруженных людей у Эмиля за спиной, ответил вежливо, но без особого почтения или страха:
— Правосудие вершим, мил человек.
— И чем вот этот вот провинился?
— Да так. Ходил где не надо, говорил с кем не следует. Вам-то что за дело?
Эмиль поправил шейный платок, чтобы было как следует видно значок Охотника.
— Ды мы тут с ребятами решили с нечистью на васспардских руинах разобраться, а с приманкой-то оно сподручнее. Не отдадите мне парня за пятнадцать монет? Золотом.
Тот из стражников, что надевал петлю и все еще стоял на помосте, решил вмешаться в разговор:
— А что ж не девку ищешь?
— Так там, говорят, гарпии, в развалинах-то. Они как раз по мальчикам больше.
За спиной понятливо заржали. Притворяться швалью отряду тоже было не впервой. Ничего, мысленную галочку Эмиль себе поставил, и лица запомнил. Как говорится, при случае сочтемся.
— Ну, у нас тут все же правосудие, не морисский рынок, — протянул главный. Да неужели. — Парень, ты как, что предпочитаешь? Петлю Уолтера или гарпийские зубы?
— Да что я в этой петле не видел! — на удивление задорно ответил парнишка. — А вот на гарпию вблизи посмотреть, это дело. Они, небось, покрасивше Уолтера будут.
Эмиль на всякий случай перехватил кинжал поудобнее — вдруг этот самый «Уолтер» вздумает оскорбиться, но стражники только засмеялись.
— Хорошо, — согласился главный. — Двадцать монет, Охотник, и он твой.
— Идет.
Пока Эмиль отсчитывал золото, Серж, спрыгнув с седла прямо на помост, отодвинул плечом Уолтера, снял петлю с шеи парнишки, и подсадил его в седло Арижу — как и был, со связанными впереди руками. Ничего, отъедут отсюда подальше, развяжут. Только надо будет объяснить сначала, что к чему, а то еще сбежать попытается да сломает себе что-нибудь…

Но сбегать парень не пытался, пока, по крайней мере. Зато, стоило им отъехать достаточно далеко (отряд как раз перестроился в обычную позицию из «уходим с враждебной территории»), как он начал задавать вопросы.
— А на васспардских развалинах правда теперь гарпии водятся? А то в городе всякое болтают, не верить же им…
— Водились, до недавних времен. Жаль тебя разочаровывать, но живьем ты на них уже не посмотришь. Правда, если хочется, у Сержа в мешке головы есть.
Надо будет, кстати, закопать на привале, не тащить же с собой эту пакость дальше.
— Ух ты, так вы их уже? Жаль… ну, в смысле, хорошо, они же агрессивная нечисть все-таки, но. Да, а я-то вам тогда зачем?
Положительно, парнишка Эмилю нравился. Там, у ворот, он, честно говоря, думал только о том, как бы его из петли вытащить и обойтись при этом без драки, но, может, он действительно тот, кто им нужен?
— На гарпиях и руинах, парень, свет клином не сошелся. В Васспарде еще и озеро есть, там тоже кое-кто живет. Слышал о драконах?
— Драконы людей не едят. И… — тут он резко выпрямился, — и охотиться на них нельзя!
— Да не вертись ты, свалишься! — прикрикнул на юного заступника Ариж. — Не беспокойся, никто твоего дракона обижать не собирается.
И не побоялся ведь. Подумаешь, он тут один и все еще связанный, а вокруг вооруженный отряд. Нет, с пенья они точно поймут друг друга. И да, пора уже развязать — Эмиль кивнул Арижу.
— А если он в озере живет и правда дракон, значит, морской? Они же вымерли?
— Как вымерли, так и воскресли, — продолжал бурчать Ариж. — Если будешь себя хорошо вести, познакомим, сам у него и спросишь.
— Правда? — это уже Эмилю, пытаясь при этом растереть запястья и все-таки не свалиться.
— Правда.
— Здорово… Пенья я и не мечтал увидеть, а они же самые красивые…
— А ты о них откуда знаешь, умник? — да еще и по гальтарскому наименованию. — Тоже в городе болтали?
— Да что вы, они же гарпию от фурии отличить не смогут. А вот в Альт-Вельдере хорошие книжки были, с гравюрами….
— В Альт-Вельдере? — Если Эмиль ничего не путал, Альт-Вельдер был в Марагоне. Не другой конец материка, конечно, но не ближний свет, особенно для мальчишки-бедняка.
— Это в Марагоне, я вырос там.
«Вырос» — это, по мнению Эмиля, было явное преувеличение, но теперь ему стало по настоящему любопытно.
— А сюда-то тебя как занесло?
— Ну, когда дядя Корнелий утонул, я в Альт-Вельдере не мог оставаться, думал сначала до Хексберга добраться, но не получилось. Потом меня дриксенские торговцы подобрали, они в Олларию собирались, хотели через Придду срезать, чтоб пошлину не платить… — судя по голосу, парень о таком способе сэкономить думал примерно то же самое, что Эмиль и не удержавший смешка Ариж. — Ну, вы правильно догадались, чем это кончилось: разбойники где-то на полпути между здесь и Пирольнестом.
Парень замолчал. Похоже, если симпатии торговцы у него и не вызывали, то сочувствие — точно.
— А дальше?
— Дальше они часть добычи в Рунде продали, тут я от них и сбежал. Можно было и по дороге, но я же здешних мест не знаю совсем, глупо было бы… Хотел заработать немного и карту достать, но вот, не получилось…
— А куда по этой карте собирался, в Хексберг?
— В Хексберг отсюда далековато, пешком-то. В Ноймар, да теперь-то какая разница?
Да, бурная биография для столь юного возраста. И, похоже, запасной план «если не понравится дракону, оставить в ближайшей деревне» не пройдет…
— Ну как какая. Если не захочешь остаться с драконом, можешь доехать с нами до Марагоны, а там и до Хексберг рукой подать.
— Как можно не захотеть остаться с драконом?! Я и в Хексберг-то хотел, потому что туда, говорят, воздушные залетают.
— А в Ноймар — потому что в горах скальные живут? — не удержался Ариж.
— Ну да….
Эмиль рассмеялся. Впору поверить, что мальчишку им лично Абвении подсунули. Хотя — не присмотреться ли повнимательнее, вдруг и впрямь кто из астэр отметился?
Эмиль присмотрелся… и чуть не свалился с коня. Этого не могло быть. Не могло быть, потому что чудес вообще не бывает, сколько бы пенья ни завелось в васспардском озере! Не бывает, ему померещилось… Нет, не померещилось. Правда.



…Когда десять лет назад Арно Савиньяк отправился громить гнездо гарпий в Борне, дело было не в просьбах местных жителей, не в королевском приказе и уж тем более не в жажде славы. Он шел по следу пропавшего сына. Арно-младший исчез прямо из своей комнаты в Сэ, никто не мог понять, как — ведь и родители, и старшие братья были в замке… Потом выяснилось, как. Карлу Борну, лучшему другу отца, взбрело в голову «возродить» Придду, и заодно стать ее Повелителем. Он сговорился с гарпиями и еще кое с кем, нашел несколько старинных ритуалов — и для большинства из них нужна была кровь. Невинная кровь старого рода.
Неизвестно, что было бы, успей Борн завершить хоть один из этих ритуалов, но он успел только убить друга — в спину, а потом подоспели ноймарские Волки. Борн получил свое, гарпии тоже, но малыша не нашли, ни живым, ни мертвым. Искали. Искали Волки, перевернувшие Борн и окрестности сверху донизу, искал Росио. Четыре дня всех возможных ритуалов поиска, и у Эмиля, и у Ли с того времени остались шрамы на запястьях… Ничего. Тогда решили, что это всё — ведь кому под силу поставить щит, способный обмануть магический поиск на родной крови, тем более, если поиск проводит Алва? Оказалось, было кому.

Но кто мог предположить? Мальчишка-дракон стащил добычу у злых сестриц, и спрятал, как мог. А вернуть тем, у кого украли сами сестрицы, не подумал. Или не смог найти тех, кому возвращать. Или, когда прятал, перестарался по неопытности, и сам потом не нашел. Да и так ли важно, что на самом деле случилось десять лет назад? Важно, что делать сейчас…
— Капитан!
— Да? — Хорошо бы, Серж его первый раз окликал, а то объясняться придется.
— Темнеет. Привал или продолжаем?
Эмиль огляделся. Ручей здесь поблизости должен был быть, можно было не рисковать ломать лошадям ноги или нарываться на засаду. Тем более, командиру отряда нужно прийти в себя.
— Привал.
Младший, видимо, выдал Арижу разочарованный вздох или что-то вроде, потому что тот ответил:
— А вот нечего торопиться, тебя сначала надо отмыть и вообще. Это к гарпии в брюхо можно в чем угодно лезть, а с драконом знакомиться, надо прилично выглядеть!
Ребята засмеялись, и Эмиль с трудом, но заставил себя к ним присоединиться. Хотелось сгрести брата в охапку, самому проверить каждую царапину, каждый синяк и старый шрам, дотошно выспросить, откуда взялся, и составить полный список, с кого спросить… Много чего хотелось, но пока он сам не понял, что делать дальше, надо делать вид, что ничего такого не случилось.

Все оказалось не так страшно: кроме синяка на скуле, обнаружились еще два на ребрах и пара царапин на руках, ну и ребра те прям сквозь рубашку (герардову запасную) пересчитать можно было, а так ничего серьезного. Половина здешних подростков так выглядит, все-таки защита, поставленная Юстином, сильно искажала внешность… А вот если сосредоточиться как следует, покажется, что в зеркало смотришься, только отражает оно почему-то не то, что сейчас, а то, что пятнадцать лет назад было. В Лаик, помнится, знатные драки случались, и кормили там далеко не так, как дома… Но на секунду отвлечешься — и никаких тебе фамильных черт Савиньяков, только глаза такие же большие. Значит, можно, если что, звать Олененком. (Когда Ариж наконец спросил, брат представился Каном, но Эмиль это дурацкое прозвище даже запоминать не собирался.)
За ужином Арно осилил две с половиной миски Жановой стряпни и параллельно успел вытащить из Герарда поминутное описание схватки с гарпиями, расстроиться почти до слез над судьбой старшего дракона и проникнуться искренним сочувствием к младшему. «И это, мальчик, ты еще не знаешь, чем этому старшему обязан». Когда по кружкам разлили травяной отвар, младший попытался выяснить, кто из окружающих что может рассказать о повадках пенья, но, поскольку Эмиль отмалчивался, внезапно оказалось, что как раз сам Арно, со своими вылазками в библиотеку Альт-Вельдера, больше всех и знает. Теперь уже Герард его расспрашивал, и трое-четверо остальных тоже слушали не без интереса. А Эмиль просто слушал. Да, маскировка наверняка меняла и голос тоже, но если закрыть глаза и разрешить сознанию уплыть туда, куда его не пускали десять лет, то можно оказаться в Сэ в ту роковую весну. «А вы с астэрами уже встречались? А вервольфы в Торке правда водятся? А няня рассказывала, что фурии охотятся за непослушными детьми, но я ей не верю, а матушка мне показывала альбом с гравюрами, а ты мне обещал привезти…»

Эмиль чуть было не вызвался на первую стражу вне очереди — все равно же не уснуть — но вовремя опомнился. Какой из него сейчас часовой? Так что лег так, чтобы до брата, если что, можно было рукой дотянуться, убедился, что тот и с другой стороны прикрыт, и принялся размышлять.
Хотелось с утра взять к себе в седло и глаз больше не спускать, но нельзя. Они не на пикник едут, а когда командир отряда больше всего беспокоится, как бы младшенького не зацепило, любая опасность возрастает вчетверо. Отправить в Олларию, к Лионелю? Они не так уж и далеко уехали, но возвращаться все равно времени нет, а дробить отряд — безумие. Да и близнец в Олларии не в карты с куртизанками играет, у него там тоже гнездо гарпий будь здоров, пусть и двуногих. Да и вообще — не рановато ли младшему воскресать, пока Талиг так лихорадит? Необученный эорий, младший наследник Савиньяков, внезапно найденный после десяти лет траура… Эмиль не всякому союзнику бы доверил такой секрет, вспомнить хоть покойного Сильвестра. А ведь есть еще и враги. Лионель-то, может, и железный, но матушка точно нет, а на ней в Приморской Эпинэ сейчас слишком многое держится… Нет, пока все не успокоится и не разрешится так или иначе, малыша надо бы спрятать… и тут Эмиль чуть не расхохотался вслух. Как сказал бы Лионель — зачем решать задачу, если ответ уже известен?

Кому из тех, , от кого исходит реальная угроза, вообще придет в голову соваться во Внутреннюю Придду? А от местной швали озеро укрыто надежно, кто захочет разыскать, не найдет, в трех соснах заблудится… Да и личная защита у Арно — королю позавидовать впору, такая и от случайных стрел закрыть может, а если уж если дракон его примет как Напарника… Люди им навредить не смогут, нечисть… это гарпии такие… особенные, у остальных, кто здесь мог бы объявиться, не хватит духу с драконом связываться, даже с таким юным. А гарпиям в правильно зачищенном гнезде тоже взяться неоткуда. Правда, никто не обещал, что эти два юнца будут безвылазно на озере сидеть… значит, надо будет хорошенько втолковать младшему, что от его осторожности, если что, будет зависеть не только его жизнь, но жизнь последнего пенья — и будущее всей Придды. Но это всё завтра. Эмиль улыбнулся, глядя на плывущие мимо луны облака, — и не заметил, как уснул.


Недалеко от озера росло несколько старых деревьев, ветки одного из них вполне могли выдержать взрослого мужчину. Там Эмиль и устроился, наблюдая за мальчишками. Арно, как только подошел к воде, немедленно разулся, закатал штаны и уселся на подтопленном бревне. Болтать ногами ему, впрочем, пришлось вскоре прекратить — как-то неудобно этим заниматься, когда у тебя на коленях лежит голова дракона.

Последние полчаса младший что-то рассказывал, вдохновенно жестикулируя, но иногда все же прерывался — выслушать ответ и погладить дракончику роговые выступы. Да, можно было и не сомневаться, братца теперь отсюда и четверкой лошадей не утащишь.Кто-то ведь сказал тогда отцу, в первый год после рождения Арно, еще до отъезда близнецов в Лаик: «Не вздумай и младшего на Охотника тренировать, только время потеряешь». Соберано Алваро, скорее всего, а он в таких вещах не ошибался.

Ладно, хватит подглядывать. Эмиль аккуратно спрыгнул и направился к дому — нужно было самому проверить, что там теперь можно нормально жить, даже здешней зимой. Дракону-то хорошо, у него магия и горячие источники на дне озера, людям сложнее…И хорошо бы выехать завтра с рассветом, опаздывать они еще не опаздывали, но дальше точно придется ехать без задержек. Только бы младший не принес вечером с озера ворох неудобных вопросов! До Эмиля ведь только на дереве дошло: дракон-то с первого мига поймет, чья защита стоит на Арно. И какая кровь под ней прячется. И вообще, пенья, может быть, лучше всех ныне живущих знает, что именно случилось десять лет назад… Сам Эмиль ничего рассказывать не собирался — ну зачем парню голову морочить, если он все равно здесь остается? Тем более, не похоже было, чтобы Арно рвался разыскать хотя бы выдуманных потерянных родичей, драконы его интересовали гораздо больше… Остается надеяться, что дракончик все же не станет делиться своими открытиями в первый же день знакомства.

Обошлось. Арно вернулся минут за пять до того, как Эмиль бы за ним пошел, и с порога объявил:
— Тино отправил меня ночевать под крышей, говорит, ночью дождь будет.
— Сильный? — тут же вскинулся Серж.
— Неа, к утру просохнет.
Вот, значит, как зовут дракончика. Больше о своем общении с ним Арно ни слова не сказал, хотя ребята честно пытались расспрашивать, пока Эмиль на них не прикрикнул.

Утром, пока ребята седлали лошадей и проверяли снаряжение, Эмиль отвел брата в сторону и еще раз прочел лекцию об осторожности и безопасности. Слышал бы Ли или их менторы в Лаик — ушам бы не поверили. Арно, надо отдать ему должное, слушал внимательно. Ну, или очень хорошо делал вид.
— Местные будут появляться у старого колодца на развилке, а самим до весны самое меньшее — не соваться дальше трех хорн от озера! Если твой Тино начнет говорить, что он уже большой и взрослый, скажешь, это я за тебя беспокоюсь!
Арно рассмеялся:
— Так и сделаю.
— И вообще, ведите себя хорошо. Не позже следующего лета вернусь, проверю.
— Мы постараемся. — И, посерьезнев, добавил: — Спасибо вам за все, капитан Лэкдэми.
— Тебе спасибо. — За то, что выжил и нашелся, что вырос Савиньяком, несмотря ни на что. — Не будь тебя, кто знает, как бы мы тут выкручивались.
Арно смутился — видимо, давно не слышал подобных слов от взрослых. А Эмиль послал к кошкам образ сурового Охотника и наконец обнял братишку. Все равно никто не видит, а малышу полезно.



— Капитан, — спросил Серж, когда отряд выехал на тракт. — На ночевку встанем в Вогелнесте?
— Да, после заберем севернее. И вот еще: чтоб к обеду все дружно забыли, чем мы тут занимались последнюю неделю. Гнездо гарпий зачистили, подлечились и дальше не торопясь поехали, больше ничего не было. Совсем ничего. Ясно?
Ребята посмотрели на него с удивлением — еще бы, с чужими отряд и без приказа не болтал, а от своих у них редко бывали секреты.
— Ясно, я спрашиваю?
— Да, капитан.

…Когда все успокоится, нужно будет под благовидным предлогом вытащить сюда Ли. Полюбоваться выражением его лица, получить — увы, вполне заслуженный, — удар в челюсть… Может, даже с двух сторон. А потом они вместе решат, что и как сказать матери.





@темы: тексты, ОЭ

URL
Комментарии
2016-10-25 в 22:31 

_Ир-Рианн_
Ангел-пилот, натворитель и растворитель, резко заходит в очередной вираж.
Ваааа, красота какая!!!!!

2016-10-26 в 16:34 

Частый Гость
Чудесная сказка!

2016-10-26 в 23:25 

Чёрный Грач
...Полярная_Звёздочка..._~*~_..., мррр! Спасибо!

Частый Гость, спасибо, рада, что понравилось!

URL
2016-10-27 в 06:50 

grachonok, доброго времени суток!
История просто восхитительная, спасибо за нее! Я правильно поняла, что в этом мире пенья - все время драконы, они не умеют превращаться в людей?

2016-10-27 в 12:36 

Класс! Просто чудо! :jump2:
Хочется заныть: "А дальше!?" :(
Но произведение вполне законченное и самодостаточное.
Спасибо! :inlove:

2016-10-27 в 18:47 

Чёрный Грач
НеЛюбопытное созданье, спасибо! правильно поняла, что в этом мире пенья - все время драконы, они не умеют превращаться в людей?

Автор не определился по этому вопросу:). Может, и умеют - но либо не все, либо только взрослые, либо это секрет, про который в книгах не пишут и легенд не рассказывают:).

maycat7194, спасибо! Очень приятно слышать:).

URL
     

Запасная жердочка

главная